Оставить отзыв

07.04.2015 Группа Друзья

Очень теплый и уютный музей. Внимательные смотрители. Мы много посещали муз. музеев и мы очень рады, что здесь ценят память композитора...

28.12.2014 В. Игнатьева

Замечательный музей, внимательные и вежливые сотрудники, готовые ответить на любой вопрос.

23.07.2014 Mary y Pastor de Mexico

Sia inolvidable en este museo. Toda nuestra vida hemos amado a Rimsky-Korsakof.

30.01.2013, Jean-Pierre et Marie-Helene Joyeux

Agreable appartement d'un merveilleux musicien. Visite tres interessante, tres bien guidee.

12.11.2012, Детские дни 

"Мое восхищение работникам и волонтерам из музея Римского-Корсакова! Создали удивительное путешествие, внимательно и доброжелательно направляя в пути моего не слишком сведующего в музыке ребенка. Из 8 музеев, где мы были - этот дочка поставила на первое место.
Лидия Адэр, для газеты «Музыкальное обозрение»
Международный фестиваль искусств
«Дягилев. Постскриптум» – петербургский стиль
Появление международного фестиваля искусств в Петербурге более чем закономерно. С этим городом и его окрестностями С. П. Дягилева связывала не только часть творческой карьеры, но и глубокие семейные узы. Дед Сергея Павловича, Павел Дмитриевич Дягилев (1808-1883) родился в Перми, но переехал учиться в Петербург, закончив в 1826 году Инженерный корпус. Часто отдыхали Дягилевы и в Петергофе, на даче на Знаменской улице.
В последние годы жизни С. П. Дягилев хотел вернуться на родину; искал пути, связи и планировал провести «русские сезоны» в России. Однако все попытки потерпели неудачу и триумфальное возвращение не состоялось.
За более чем 70-летний период с момента последнего сезона и вплоть до 2000-х имя Дягилева стало нарицательным. Отныне с ним ассоциировалась марка качества – «Дягилев» как гарант успеха, менеджерской удачи и проницательного ума. Его вклад в развитие искусства изучался и изучается историками, музыканты тщательно исследуют его влияние на европейский стилевой ландшафт, балетоведы и хореографы с микроскопической точностью восстанавливают звучавшие в сезонах балетные премьеры. Традиции сезонов возрождались не раз. Как правило, все артистические силы были направлены реконструкцию дягилевского репертуара, архивные изыскания утерянных и давно забытых рукописей.
Когда в 2009 году «Дягилев. Постскриптум» провел свой первый недельный марафон, стало очевидно:  фестиваль преследует иные цели. Для организаторов оказалась важной идея воссоздания духа творчества и атмосферы ярких, порой неожиданных открытий, свойственных и всегда сопутствовавших дягилевскому делу. А главное, что отличает петербургский фестиваль – отменный вкус и готовность к смелым, часто дерзким художественным акциям.
Команда фестиваля во второй раз подтвердила высокий уровень проводимых мероприятий. Его художественный руководитель, директор Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства Наталья Метелица долгое время занималась феноменом «Русских сезонов», архивными материалами, которые до сих пор не опубликованы. Благодаря ее проницательному чутью, фестиваль открывает новые для русской публики имена, показывает ставшими культовыми спектакли, приглашает выдающиеся коллективы. Однако важную часть фестиваля составляет организационная работа и PR акции, что находится в руках Екатерины Сираканян, которая до 2009 года возглавляла Управление по маркетингу и спонсорству в Мариинском театре, в настоящее время – советник директора Государственного Эрмитажа и Натальи Плехановой – директора PR агенства Principe PR Media. Уже второй год фестиваль проходит при поддержке министерства и комитета по культуре. Главным же внебюджетным спонсором является банк ВТБ.
В члены Почетного комитета входят министр культуры РФ Александр Авдеев и председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, а также Пьер Берже, Роберт Делзелл, Пьер Лакотт, Ольга Литвинова, Баронесса Элен де Людингаузен, Джон Ноймайер, Михаил Пиотровский, Гелен Тесмар, Беттина фон Сименс, Валерий Фокин, Елена Хайнц и Иветт Шовире. Все эти имена определяют облик мероприятия, которое с 2009 года является неотъемлемой частью Петербургских фестивальных программ.
Фестиваль – 2011 представил зрителям неоднородную программу. Его канву составили музыкальные сюжеты прошлого и настоящего. Ожидая премьерные симфонические опусы забытого в России Владимира Дукельского (1903–1969), сложно было предсказать художественный результат.
С одной стороны, Дукельского знали как автора Концерта для фортепиано – произведения органичного, драматургически цельного, богатого на яркий тематизм. Это сочинение было закончено в 1923 году по инициативе Артура Рубинштейна и вызвало большой интерес у Дягилева, Стравинского и Прокофьева. С тех пор внимание Дягилева было приковано к новому имени: уже в 1925-м в программе нового сезона значится премьера балета «Зефир и Флора» Дукельского, заказанного ему импресарио. И вновь успех.
С другой стороны, на музыкальном ландшафте 1930-х ярко заявил о себе Владимир Дукельский – Вернон Дюк, получивший новое имя с легкой руки Джорджа Гершвина. Джаз и американские популярные песни, бродвейские шоу с хореографией Джорджа Баланчина определили стиль  композитора, которому сопутствовала удача.
В это же самое время Дукельский пишет три знаковых для него сочинения: «Эпитафия на могилу Дягилева» (1931), «Конец Санкт-Петербурга» (1934), «Dédicaces» (1937), которые исследователь его творчества Игорь Вишневецкий объединил под названием «Орфическая трилогия». Прозвучавшие на открытии фестиваля, они произвели неоднозначное впечатление. Монтажная структура большинства из них, дробность тематизма, его многоэлементность требовали больших оркестровых усилий. Приглашенные американский дирижер Скотт Данн и его ассистент Дениз Корделл были поставлены в жесткие условия: три дня кратких репетиций с академическим симфоническим оркестром Санкт-Петербургской филармонии над технически и композиционно сложным, стилистически разнородным материалом, “opus magnum”, как называл его сам композитор. Ни энергия солистов и дирижера, ни ощущение открытия нового (рукописи произведений находятся в фондах Библиотеки Конгресса в США и, соответственно, мало кому доступны) не смогли победить инертность коллектива, а диссонантность замысла реальному подчас псевдодраматическому воплощению заставили сомневаться в подлинном Дукельском.
Одним из самых ярких событий фестиваля стал триумфальный концерт Теодора Курентзиса в Александринском театре, представившего петербургской публике вместе со своим оркестром MusicAeterna и канадской сопрано Барбарой Ханниган программу из произведений Рамо. Грек по происхождению, Курентзис по праву считается музыкальным открытием России. Более того, его творческая карьера во многом обязана Санкт-Петербургу. Окончив афинскую консерваторию, он стал учеником легендарного дирижера Ильи Мусина в консерватории. Тем не менее, для Курентзиса этот фестивальный вечер стал петербургским дебютом. Концерт был срежиссирован в лучших традициях маститых барочных ансамблей Европы: высокое качество исполнения в сочетании с тщательно продуманной театральностью и пластикой движений (с оркестром над основными фигурами старинных танцев работал немецкий специалист по барочной хореографии Клаус Абромайт) произвели неизгладимое впечатление на публику: зал выражал свои эмоции бисированием номеров, овациями и топотом. Однако успеху сопутствовала одна, пожалуй, самая главная неудача: соло Барбары Ханниган было потеряно в толще оркестровой массы, и ее гибкое, легкое и искрящееся сопрано осталось за пределами музыкального театра Рамо.
На фоне общей атмосферы открытий в Шереметевском дворце прошел вечер современной русской музыки «Музыкальный диалог на рубеже веков», состоящий из характерных для своего времени произведений 1970–2000-х. Концерт камерной музыки выделялся пестротой стилей. В нем объединились опыты традиционных форм и жанров, новых языковых моделей и непредсказуемых инструментальных решений. Включая в свою программу произведения авангардистов нового поколения, фестиваль продолжил принципы самого импресарио. Дягилев умел рисковать. Объединяя в балетных сезонах маститых композиторов и никому не известных современников, он ставил на карту свое имя и престиж русской труппы. Арбитр вкусов, Дягилев обладал проницательным художественным чутьем и с азартом воплощал свои идеи.
В первом отделении концерта прозвучали «Шрамы марша» для фортепиано и магнитолы А. Кнайфеля (исп. О. Малов) – скованное, монотонное произведение, которое насквозь пронизано лейтритмом шага. Созданное на закате советской эпохи, оно олицетворяет ее архетипы – марши, парады. По контрасту этому опусу прозвучало незатейливое «Танго каприччиозо» для альта и фортепиано Сергея Дягилева мл. (исп. А. Дягилев (альт), М. Панков (фортепиано)). Семья Дягилевых всегда хранила музыкальные традиции. Дед композитора и дирижера Сергея Дягилева мл. – Сергей Валентинович, племянник С. П. Дягилева, был виолончелистом и симфоническим дирижером. Настоящим откровением стала последняя, одиннадцатая, соната для фортепиано Б. Тищенко (исп. Д. Мазитова) – масштабный по замыслу, симфонический по своей композиции цикл. В этом сочинении сосуществуют автоцитаты, внешняя отстраненность и глубокое философское содержание.
Во втором абсолютно противоположном первому отделении звучала новая русская музыка: Д. Курляндский («Shiver»), С. Невский («Фолия») и А. Филоненко («Игра теней», премьера). Эти композиторы проводят если не большую, то значительную часть своего времени в Европе: их музыка постоянно звучат на ведущих фестивалях современной музыки в исполнении известнейших ансамблей и оркестров. Три произведения, представленные на концерте, были объединены инструментальным знаменателем – аккордеоном (исп. С. Чирков). Столь необычное для традиционного репертуара, но давно вошедшее в практику решение дало возможность продемонстрировать все ресурсы инструмента соло и в ансамбле (с альтом, исп. М. Крутик), полноправного участника академической концертной практики.
«Дягилев. Постскриптум» отличает сочетание научного и просветительского начал. В этом году фестиваль инициировал проведение международной конференции «В круге Дягилевом. Импресарио в диалоге с композиторами» (организатор – Лидия Адэр; оргкомитет – Нина Костенко, Зоя Тури; координатор – Мария Гайдук), прошедшей на базе Музея-квартиры Н. А. Римского-Корсакова. В Петербурге собралась представительная делегация из семи стран: Марина Ариас-Вихиль (Москва, Россия), Олег Брезгин (Пермь, Россия), Игорь Вишневецкий (Москва, Россия),  Жан-Мари Жаконо (Экс-ан-Прованс, Франция), Паулу де Каштру (Лиссабон, Португалия), Маргарита Мазо (Огайо, США), Светлана Макуренкова (Москва, Россия), Ольга Манулкина (Санкт-Петербург, Россия), Антонина Максимова (Петрозаводск, Россия), Михаил Мейлах (Страсбург, Франция), Надежда Мосусова (Белград, Сербия), Анна Петрова (Санкт-Петербург, Россия), Лаура Причард (Массачусетс, США), Ярослав Тимофеев (Москва, Россия), Анна Фортунова (Ганновер Германия).  Ведущими докладчиками стали Ричард Тарускин (Беркли, США), Марина Фролова-Уокер (Кембридж, Великобритания) и Стивен Пресс (Иллинойс, США).
Среди почетных гостей конференции были Кэй Дюк Ингалс (вдова В. Дукельского), Вероника Всеволодовна Прокофьева (правнучка Н. А. Римского-Корсакова), Сергей Александрович Дягилев мл. и его супруга Ирина Борисовна Дягилева, а также Елена Алексеевна Стравинская (внучатая племянница И. Ф. Стравинского) и ее супруг Всеволод Петрович Степанов.
На конференции обсуждали разные темы и сюжеты, сконцентрированные вокруг импресарио – диктатора для композиторов: были затронуты аспекты сотрудничества Дягилева с композиторами, функции его как блюстителя музыкальных вкусов, музыкального критика, первооткрывателя композиторов, редактора музыкальных произведений, соавтора.
 Гостей конференции ждало много открытий: обсуждали неизвестные материалы, творчество забытых композиторов, новые постановки и многое другое. Но главным и неожиданным для всех событием стал круглый стол с участием Кэй Дюк Ингалс, Скотта Данна и Дениза Корделла, посвященный обсуждению творчества В. Дукельского, во время которого известной реплике С. Дягилева «Удиви меня» был найден достойный ответ. Оказывается, между Стравинскими и Дукельскими могли существовать родственные связи, ведь первая фамилия Е. А. Стравинской – Дукельская.
Второй петербургский фестиваль «Дягилев. Постскриптум» второй раз подряд приносит много открытий: научных и художественных. Идея использовать имя великого импресарио оправдывает и средства, и цель: удивить искушенную петербургскую публику.



Касса    8 (812) 575-65-87

Афиша  8 (812) 713-32-08


Адрес 

г. Санкт-Петербург, Загородный пр., 28 

(флигель во дворе)


Цены

Взрослые - 100 рублей

Учащиеся школ - 75 рублей

Пенсионеры - 75 рублей

Дети до 7 лет - 50 рублей

Студенты, участники ВОВ, инвалиды - 50 рублей

Многодетные семьи, дети-сироты - бесплатно

Аудиогид - 100 рублей

Экскурсии 

Группа до 10 чел. - 500 

Группа до 20 чел. - 1000 


Среда с 13.00 до 21.00 

(касса до 20.00)
Четверг-воскресенье 

с 11.00 до 18.00 

(касса до 17.30).
Выходные дни – понедельник, вторник

Санитарный день – 

последняя пятница каждого месяца